Версия для слабовидящих
Рус Бел Eng De Cn Es
Интеграция: объединенная Европа или сообщество свободных европейских регионов?

АВТОР: Людмила Хухлындина, Дмитрий Ходаков

ИСТОЧНИК: БЕЛОРУССКИЙ ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ №4 1999 ГОД

Известно, что мир эпохи технологической цивилизации характеризуют две тенденции: с одной стороны, это процессы глобализации под воздействием научно-технической революции, с другой — стремление к культурному и национальному своеобразию, стремление сохранить историческое наследие, национальную и региональную идентичность. Распад блока стран Восточной Европы, Советского Союза во многом был связан с проявлением второй тенденции. Вместе с тем, этот распад продемонстрировал необходимость сотрудничества на качественно новой основе. При всем желании стран быть абсолютно независимыми, самостоятельными, экономические связи, складывавшиеся десятилетиями, требуют укрепления союзнических отношений. Опыт Европейского союза свидетельствует, что укрепление экономических отношений (с которых, собственно, и начался ЕС) невозможно без определенных политических форм. Европа, пожалуй, занимает самую выгодную позицию на мировой экономической арене, у нее есть возможность стать экономическим лидером ХХI в. Опыт, приобретенный ею во второй половине ХХ в., может быть полезен сегодня и бывшим странам СНГ.

Во времена блокового противостояния проблемы национальных меньшинств, языков, межконфессиональных отношений, экономического сепаратизма были отодвинуты на второй план. Существовала необходимость сплоченности западных стран перед лицом угрозы с "тоталитарного" Востока и заинтересованность США в сохранении целостности стран — участниц НАТО. Казалось, что волна дезинтеграционных процессов, захлестнувшая страны Восточной Европы, не затронула благополучный Запад. Наоборот, в самый разгар национализма и сепаратизма в бывших странах соцлагеря лидеры западных демократий провозгласили в 1992 г. создание единой Европы.

Вместе с тем, даже либерализм в политической жизни и относительное экономическое процветание не являются панацеей от движущей силы дезинтеграции — национализма. К болевым точкам ЕС можно отнести проблему басков в Испании, северо-ирландский узел, а также проблему Корсики. В этих регионах главным аргументом при решении спорных вопросов до последнего времени являлось оружие. До сих пор не разоружены военизированные группировки в Ирландии (лоялистские и католические), ЭТА в Испании, Фронт национального освобождения Корсики — "исторический канал" во Франции. Движения национального освобождения угрожают целостности таких старинных государств-наций, как, например, Испания, Франция, Великобритания.

В ряде исторических областей некоторых стран (Шотландия, Уэльс в Великобритании, Каталония в Испании, Фландрия в Бельгии, Падания на Севере Италии) сепаратистские движения с момента их основания борются за достижение своих целей легитимными методами.

Усиливается движение за развитие Европы регионов. Многие сепаратистские движения взяли на вооружение доктрину раздела некоторых государств Союза, оставляя незыблемыми внешние границы ЕС (Шотландская национальная партия, Лига Севера, Фламандский блок). Неравномерность экономического развития отдельных регионов западноевропейских стран служит благодатной почвой для создания клуба процветающих регионов, не желающих кормить "бедные" провинции своих стран (Фландрия в Бельгии, Падания на Севере Италии, Шотландия, Страна Басков в Испании).

Имеет место устойчивая тенденция к переходу унитарных государств-наций к федеративному устройству (Бельгия, Великобритания, Испания, Италия). Возрос интерес к изучению местных (региональных) языков и диалектов, самобытной культуре отдельных провинций и регионов. Европейским союзом принята специальная Хартия о языках, согласно которой государства, подписавшие ее, должны обеспечить частичное употребление региональных языков в судебных инстанциях и органах власти. Но даже во Франции, которая еще не ратифицировала соглашение, предоставлена возможность всем желающим факультативно изучать баскский, каталонский, бретонский, корсиканский и окситанский языки.

Рассмотрим некоторые проявления сепаратизма в европейских странах.

После образования независимого бельгийского государства Валлония (южная франкоязычная часть страны) играла ведущую роль в экономической, культурной, политической сферах. Фламандская знать и буржуазия пользовались французским языком в деловом и повседневном общении. В период с 1880 по 1950 г. многие фламандские писатели и поэты писали свои книги на французском языке1.

После Второй мировой войны Север и Юг поменялись ролями. Фландрия превратилась в локомотив экономики страны, а Валлонию захлестнула волна безработицы, прежде всего из-за кризиса в горнодобывающей отрасли. В послевоенное время возникла лингвистическая граница между нидерландофонами и франкофонами. Франкоязычная профессура была вынуждена покинуть стены Левенского университета. Политические партии также разделились по региональному признаку. Возникли "непарные" националистические партии: фламандский Фольксюни (Volksunie — Народный союз), основанный в 1954 г. в результате слияния различных националистических организаций и насчитывающий 50 000 тыс. членов, официально является сторонником бельгийского федерализма.

Vlaams Blok (Фламандский блок), основанный в 1979 г., является ультраправой националистической партией, выступающей за полную независимость от "бедной" Валлонии, а также за депортацию иностранцев — неграждан ЕС. Фламандский блок зарекомендовал себя как расистская и профашистская организация2.

В Валлонии на крайне правом крыле находятся: Национальный фронт — партия, созданная в 1988 г. и являющаяся аналогом своей французской тезки; от него в свою очередь отпочковался Новый фронт. Существует также партия "Ажир", вобравшая в себя множество групп, объединенных идеей "воссоединения" Валлонии с Францией3.

На выборах от 21 мая 1995 г. сепаратистские движения франкофонов набрали в общей сложности 6 % голосов избирателей, в то время как Фламандский блок набрал 12 % голосов и стал четвертой по количеству депутатов партией от Севера страны4.

Рассматривая возникшую ситуацию, следует учитывать разницу в менталитете валлонов и фламандцев. Южане чувствуют себя прежде всего бельгийцами, затем жителями своей деревни или города и в последнюю очередь валлонами. У фламандцев несколько иная градация понятия "родина". В первую очередь они думают о Фландрии, затем вспоминают свою малую родину и лишь потом говорят о федеральном гражданстве.

Многие валлонские интеллектуалы уверены, что у их родины два выхода: либо быть в составе федеративного государства, либо "воссоединиться" с Францией. Идея создания независимого государства находит отклик в сердцах значительного количества фламандских избирателей. Перспектива политического воссоединения с родственными по языку и культуре Нидерландами не находит достаточной поддержки у жителей северной части Бельгии5, хотя многие фламандцы выражают сожаление, что в 1831 г. произошло разделение общей страны (исторических Нидерландов), называя бельгийскую революцию заговором франкофонов. В программных документах фламандских сепаратистов есть пункты лишь о создании лингвистическо-культурного сообщества с Нидерландами. Фламандский политический истеблишмент добивается членства Фландрии в ЕС. Причем, если Христианская народная партия, а также часть либералов и социалистов маскируют свои интересы разговорами о конфедерации, то находящиеся пока в оппозиции Фольксюни и Фламандский блок открыто проповедуют антибельгийские взгляды. В частности, они предлагают реконструировать существующее ныне объединение Бенилюкс в Фланвалнилюкс (Фландрия, Валлония, Нидерланды, Люксембург). Идею создания независимого государства поддерживают, по разным оценкам, от 9 до 13 % фламандских избирателей, преимущественно в крупных городах со сложной криминогенной обстановкой (Антверпен, Брюссель).

Но есть и сторонники третьего пути: в случае выхода Фландрии из состава Бельгии предлагается объединить валлонский и брюссельский регионы под старым названием, но уже с республиканской формой правления.

По мнению ряда обозревателей, 1999 г. мог бы стать решающим в судьбе бельгийского государства. Общественное мнение Фландрии считает недостаточными новые положения, установленные конституцией 1994 г. Правительство фламандского региона (оно же правительство Фламандского сообщества) требует передачи из центра в ведение регионов вопросов медицинского страхования по инвалидности, семейных пособий и пособий по безработице.

Рене Свеннен, адвокат и сторонник валлонского движения "За возвращение во Францию", еще в 1980 г. написал книгу "Реквием по Бельгии", в которой предвосхитил развитие сегодняшних событий. По его мнению, осталось лишь два препятствия на пути раздела страны: система социальной защиты и государственный долг. Добиваясь независимости или более широкой автономии, правящие круги Фландрии пытаются, однако, следовать букве закона Маастрихтских соглашений. Когда последняя преграда будет преодолена и в 2002 г. исчезнет бельгийский франк, разорвется последнее связующее звено в сфере экономики между Севером и Югом страны. Остальное в "бракоразводном" процессе, как говорится, дело техники. Смогли же чехи и словаки мирно разойтись. Почему то же самое не под силу фламандцам и валлонам?6

Большинство валлонов будут до конца отстаивать идею единого государства. Ежели сохранение федерального центра станет невозможным, то в силу своего менталитета валлоны скорее присоединятся к великому соседу, чем пустятся в автономное плавание.

Раньше игра велась в "одни ворота": фламандцы наступают, валлоны оставляют свои позиции. После выступления 10 июля 1997 г. Клода Эердекенса, лидера фракции франкофонов-социалистов, в котором он заявил о том, что Валлония гордится своим соседством с такой великой державой, как Франция, и намекнул, что галльский петух может оказаться у ворот Брюсселя, ситуация в корне изменилась. С этого времени идея "воссоединения" с Францией перестала быть табу7.

Неясным остается пока и будущее Брюсселя. Исторически фламандский город после образования независимого государства был постепенно "офранцужен". Одной из причин таких изменений явился массовый наплыв франкоязычных чиновников.

В настоящий момент столица обладает статусом региона с собственным правительством, которое формируется с учетом процентного соотношения между лингвистическими группами: 85 % жителей говорят на французском языке, 15 % — на нидерландском. Голосование в законодательные и исполнительные органы власти осуществляется путем формирования двух списков, в которые включены соответственно валлонские и фламандские партии. Естественно, франкоязычные сторонники "зеленых" отдадут свои голоса валлонской "Эколо", а не фламандской "Агалев".

Видя бесперспективность изменения лингвистического статус-кво в ближайшее время путем искусственной миграции жителей Фландрии в столицу, фламандские сепаратисты из "Влаамс Блок" решили изменить свою тактику. Они стали печатать двуязычные листовки, гарантирующие франкофонному большинству сохранение билингвизма в независимом государстве. Фламандский блок акцентирует внимание франкоязычных брюссельцев на проблеме эмигрантов, кварталы которых являются рассадниками преступности. Интересен также факт, что большинство эмигрантов — это выходцы из стран Магриба, бывших французских и бельгийских колоний, свободно говорящие по-французски. Естественно, после натурализации они пополняют ряды брюссельских выборщиков-франкофонов8.

Каково же отношение Парижа к своей северной соседке? В свое время генерал де Голль в "революционном" 1968 г. заявил, что если представительские органы власти Валлонии обратятся официально с просьбой о воссоединении, в тот же день они получат благосклонный ответ на обращение, которое будет иметь все признаки легитимности9. Духовный наследник великого генерала, Жак Ширак, встречая делегацию из Льежа, отметил, что принимает в Елисейском дворце не иностранцев, но друзей...

Однако Франция, как и другие страны — члены ЕС, не заинтересована в расколе "искусственного" (так с самого начала окрестили Бельгию) государственного образования. Франция с переменным успехом пытается разрешить у себя проблему корсиканского национализма, сепаратизма в своих заморских владениях. Поэтому Париж, да и другие столицы западноевропейских стран, которые столкнулись с сепаратизмом, понимают, что если будет создан прецедент в одной стране, то в других государствах может сработать эффект "домино", имевший место в экс-Югославии и бывшем СССР.

Впервые англо-нормандские завоеватели вторглись на территорию Ирландии в XII в. На английскую агрессию свободолюбивые кельты отвечали многочисленными восстаниями. 70—80-е гг. ХIХ столетия прошли под знаком борьбы за гомруль (Home Rule) — самоуправление в рамках Британской империи. Остро встала религиозная проблема. Уже к концу 1770 г. 50 % населения Северной Ирландии составляли колонисты — протестанты из Англии. Ирландцы-католики, лишенные различных гражданских прав, активно выступали за автономию. В 1902 г. была создана партия Шинн фейн (Sinn Fein — "Мы сами"), возглавившая борьбу за независимость. В 1919 г. после победы на выборах в британский парламент (шиннфейнеры получили 73 места из 105, полагавшихся ирландцам) в Дублине был создан ирландский парламент, провозгласивший независимость страны10.

Жители северо-восточной части страны высказались за сохранение существовавшего статуса острова. Ирландская республиканская армия (образовалась в ХIХ в. на базе различных революционных движений, прежде всего Республиканского Ирландского братства) развернула активные боевые действия против английских войск и полиции. Согласно мирному договору 1921 г., шесть графств на Северо-Востоке страны, наиболее развитых в промышленном отношении, остались в составе Соединенного Королевства. Остальная часть острова была преобразована в доминион. В 1949 г. Ирландия была провозглашена независимой республикой11.

Однако существование двух разделенных Ирландий, межконфессиональные противоречия (50,6 % жителей Северной Ирландии — приверженцы англиканской церкви, 38,4 % — католической) не способствуют установлению мира в регионе. И католическая, и протестантская общины обладают как военизированными группировками, так и вполне легальными политическими партиями. Остановимся подробнее на некоторых из них.

Самым известным движением является Ирландская республиканская армия, имеющая два крыла: "официальное" (400 членов) и "временное", образованное в 1970 г. в результате раскола Шинн фейн (насчитывает 500 действующих членов, объединенных в батальоны и взводы). Оба движения сражаются с британской армией: "официальная" ИРА намерена создать республику из 32 графств (вся Ирландия), реформируя Стормонт (парламент Северной Ирландии) до объединения страны. "Временная" ИРА, отдающая приоритет вооруженной борьбе, выступает за немедленное воссоединение страны и за ликвидацию Стормонта. Доходная статья бюджета организации формируется за счет вымогательства, продажи ворованных автомобилей, финансовых и фискальных махинаций, контрабанды, видеопиратства. Прибыль от легального бизнеса и спонсорские поступления из-за границы незначительны12.

В лагере юнионистов (сторонников сохранения власти британской короны над шестью графствами) наиболее многочисленной и влиятельной полувоенной организацией является Ассоциация защиты Ольстера (АЗО). Созданная в 1971 г., организация насчитывает в настоящее время 600 членов, из которых примерно половина вовлечена в террористическую деятельность. Политическую "крышу" АЗО в Стормонте обеспечивает Ольстерская демократическая партия. Основными направлениями криминальной деятельности АЗО являются рэкет, наркобизнес, вымогательство. Существуют также Добровольческие силы Ольстера (реформированная в 1966 г. Армия Карсона, основанная в 1912 г. для борьбы с ирландскими движениями за независимость). Количество членов ДСО колеблется от 300 до 600 человек. Эта группировка считает себя социалистической и постоянно испытывает потребность в денежных средствах. В парламенте их интересы представляет Прогрессивная юнионистская партия, возглавляемая Дэвидом Эрвином. В 1996 г. были созданы Лоялистские добровольческие силы (ЛДС), не имеющие политического крыла. Они враждебно настроены по отношению к прекращению огня и мирным переговорам, заявляя, что насчитывают 600 боевиков. Идеологию этого движения можно охарактеризовать как воинствующий лоялизм фундаменталистского толка. ЛДС отрицают свое участие в наркобизнесе и рэкете13.

10 апреля 1998 г., в Святую пятницу, было подписано мирное соглашение, которое может стать поворотным в истории Северной Ирландии. После трех десятилетий войны, четырех столетий вражды, тысяч убитых (с начала 70-х гг. 3400 человек) впервые переговоры привели к принятию конкретного решения.

В выработке компромисса приняли участие премьер-министр Великобритании Тони Блэр и его ирландский коллега Берти Ахерн, а также Мо Молам, министр по делам Ольстера и руководители основных политических партий и движений. Со стороны протестантов в переговорах участвовали Дэвид Тримбл, лидер Ольстерской юнионистской партии — самой большой партии Северной Ирландии протестантского лагеря, имеющей 33 % голосов и 10 депутатов в палате общин; Гари Мак-Майкл, руководитель Ольстерской демократической партии; Дэвид Эрвин, шеф Прогрессивной юнионистской партии.

Католический лагерь был представлен Социал-демократической рабочей партией Джона Хьюма, являющейся крупнейшей католической партией. Нетерпимость методов насилия сыграла ключевую роль в намерениях СДРП склонить Шинн фейн сесть за стол переговоров. Шинн фейн, руководит которой Джери Адамс, является политической ширмой ИРА.

К переговорному процессу были подключены также межконфессиональные объединения. Прежде всего, это Партия альянса во главе с лордом Альдердайсом, имеющим сторонников в обеих общинах. Лидер этой партии поддерживает нахождение Ольстера в составе Соединенного Королевства, считает, что Ольстер должен иметь местный парламент, который располагал бы значительными полномочиями и тесно сотрудничал бы с Ирландской Республикой. В переговорах участвовали Женская коалиция, созданная в 1997 г., объединяющая женщин Северной Ирландии, борющихся за мир, но пока не имеющих представительства в парламенте, Коалиция труда — объединение мелких движений левой ориентации, не имеющих никакого отношения к британским и ирландским лейбористам.

Две партии покинули переговоры в знак протеста против допуска на них Шинн фейн. Это Демократическая юнионистская партия во главе с Йеном Пейзли, который в резкой форме отрицает возможность переговоров с католиками Дублина и Ольстера. ДЮП является второй по значимости политической протестантской группировкой с двумя депутатами в британском парламенте. Вторая партия — Юнионистская партия Соединенного Королевства, основанная Робертом Маккартни, бывшим членом Ольстерской юнионистской партии.

Основные положения подписанного соглашения предполагают:

1) проведение выборов по пропорциональной системе в стовосьмиместную Ассамблею Северной Ирландии;

2) учреждение Ассамблеей Министерского комитета из 12 членов, решения которого будут приниматься квалифицированным большинством;

3) образование Министерского совета Север-Юг, в который войдут представители двух частей острова. Его компетенция ограничена такими областями, как туризм, сельское хозяйство, транспорт. Решения принимаются консенсусом;

4) создание Совета Британских островов, который будет состоять из британских и ирландских депутатов, а также из представителей будущих парламентов Северной Ирландии, Уэльса и Шотландии;

5) отмену 2-й и 3-й статей ирландской Конституции, требующих восстановления суверенитета Республики над всем островом;

6) разоружение военизированных группировок в течение двух лет14.

27 мая 1998 г. состоялся референдум по этим вопросам в Ольстере и в Эйре. Плебисцит принес убедительную победу сторонникам урегулирования конфликта: 71 % принявших участие в голосовании сказали "да" историческому основополагающему соглашению между Севером и Югом Ирландии.

Однако установившийся хрупкий мир все еще в большой опасности. Доказательством может служить ежегодный парад оранжистов, который 5 июня 1998 г. вновь не обошелся без эксцессов.

В Великобритании существует еще несколько болевых точек. Прежде всего, это проблема Уэльса. Древнейшие поселения на территории современного Уэльса относятся к III тыс. до н. э. Около 1000 лет до нашей эры кельтские племена кимров (камбрийцев) поселились в этой стране. Во второй половине VII в. н. э. в результате англо-саксонского завоевания Британских островов Валлис оказался отрезанным от других кельтоязычных областей. Страна была фактически независимой до ХIII столетия. В 1536 г. ранее номинально автономное княжество было юридически объединено с Англией15. Начиная с Эдуарда II (начало XIV в.), все английские наследные принцы носят титул принца Уэльского. В 50—60-е гг. XX столетия валлийский (кимрский) язык начал приобретать официальный статус. В 1925 г. была создана национальная валлийская партия — Плайд Кумри (Plaid Cymru)16. Во второй половине XX в. неоднократно поднимался вопрос о деволюции — предоставлении Уэльсу более широких прав самоуправления. Референдум 1997 г. по вопросу учреждения Валлийской законодательной ассамблеи увенчался успехом. 50,3 % жителей края, принявших участие в голосовании, высказались за институционные реформы. Предыдущий плебисцит 1979 г., организованный также по инициативе лейбористов, провалился. Референдум 1997 г., в котором приняли участие 51,3 % граждан, имеющих право голоса, наглядно продемонстрировал, что население Уэльса можно разделить на три категории: 1) валлийскоговорящие уэльсцы, живущие в поясе от северо-западных графств до Кармартеншира; 2) валлийские уэльсцы, жители бывших горнодобывающих районов на Юге страны (они не говорят на кимрском языке, но чувствуют себя гражданами Уэльса); 3) британские уэльсцы. К этой группе относятся англичане по рождению либо валлийцы, долгое время работавшие в английских городах типа Манчестера или Бристоля. Первые две группы проголосовали за деволюцию, представители третьей категории — против17.

После референдума споры вокруг валлийской автономии разгорелись с новой силой. Во-первых, заявили о себе во весь голос члены Лейбористской партии, противники автономии18. В период рекламной кампании за создание местной ассамблеи руководству партии удавалось сдерживать их и демонстрировать единство взглядов в Партии труда. Во-вторых, камнем преткновения стала схема, по которой в 1999 г. состоятся выборы в ассамблею: либерал-демократы настаивают на увеличении количества мест, на которые будут избраны депутаты по пропорциональной системе (по существующему регламенту треть депутатов будет избрана по этому принципу); часть лейбористов, отрицающих в принципе необходимость создания валлийского парламента, выступают за исключение выборов по пропорциональному принципу из избирательной системы19. Как бы то ни было, выборы состоятся, и бело-зеленый штандарт Уэльса с красным драконом будет реять над зданием ассамблеи.

Другая проблема — это Шотландия. В VI в. до н.э. пикты — докельтские племена, населявшие Шотландию, были вытеснены скоттами и англами. Обращенная в христианство ирландскими монахами, страна долгое время подвергалась скандинавским нашествиям. XII столетие положило начало борьбе Шотландии с английскими захватчиками. В 1603 г. была образована уния между шотландским и английским королевствами. Ослабленная религиозными конфликтами и внутренней анархией, Шотландия была окончательно интегрирована в Королевство Англия по Акту об Унии (1707 г.)20. Еще в XIX в. в британском кабинете была учреждена должность госсекретаря по Шотландии, который руководит четырьмя департаментами: сельского хозяйства и рыбной ловли, образования, здравоохранения и внутренних дел.

В настоящее время борьбу за независимость возглавляет Шотландская национальная партия (ШНП), созданная в 1928 г.21 В последние десятилетия влияние этой партии возросло: в ходе всеобщих выборов 1987 г. ШНП получила поддержку 30 % избирателей Шотландии и завоевала несколько мест в палате общин. По результатам последних выборов 1997 г. ШНП имеет 6 мест в нижней палате британского парламента. На референдуме 1979 г. потомки свободолюбивых горцев не поддержали идею самоуправления. 11 сентября 1997 г. сторонники самоопределения родины виски одержали первую весомую победу на пути к полной независимости: большинство жителей страны сказали "да" деволюции и созданию местной законодательной ассамблеи. Еще в 1991 г. социологические исследования принесли следующие результаты: 41 % опрошенных высказались за автономию, 21 % — за полную независимость.

Видя, что главный программный лозунг партии не находит поддержки всего народа, ряд руководителей ШНП выдвинули идею независимой Шотландии в рамках единой Европы, согласно которой Шотландия получит статус отдельного полноправного члена ЕС и сохранит прежние связи с Великобританией22. Аналогичного статуса добиваются фламандские националисты Бельгии и паданские сепаратисты Севера Италии. Решающую роль в победе идеи автономии на референдуме 1997 г. сыграли не осуждение политики "англофикации", размывание национальной самобытности и борьба за родной язык (из 5 млн жителей страны лишь несколько тысяч человек говорят только на родном языке), а всевозрастающие требования повысить процент прибыли Шотландии от добычи нефти на прибрежных шельфах.

Писатель Ален Масси считает, что создание шотландской законодательной ассамблеи станет началом раскола страны. Многие утверждают, что это нововведение является пересмотром соглашения о союзе между двумя королевствами 1707 г.23 Однако подобные опасения лишены оснований: парламент в Вестминстере остается законодательным органом всех британцев. Лондон сохраняет все основные полномочия по обороне, внешней политике, эмиссионной политике. Тем не менее, в уставе будущей ассамблеи есть неясные моменты. Четко не прописаны арбитражные отношения между Эдинбургом и Лондоном, а также отношения Эдинбурга с Брюсселем.

Сообщества современной Испании обладают широкой автономией. В шести из них наряду с испанским существует второй официальный язык: каталонский в Каталонии, баскский в Стране Басков и Наварре, галисийский в Галисии, валенсийский в Валенсии, разновидность каталонского на Балеарских островах. Автономные области обладают также широкими правами в области образования: 45 % учебных программ пишутся не в Мадриде, а на местах24.

Необходимо заметить, что в зависимости от региона изменяется не только второй официальный язык, но и учебники по истории. Значительная часть испанских детей не догадывается, что Изабелла и Фердинанд — католические короли — были супругами. Лицеисты из Кастилии и Леона знают, что Изабелла, правившая Кастильией, финансировала путешествие Христофора Колумба. Но учебник умалчивает о том, что она была женой Фердинанда, наследника короны Арагона. В то же время ученики каталонских лицеев должны тщательно прочесть главу "Фердинанд II и открытие Америки", чтобы понять, что его супруга сыграла не меньшую роль в организации путешествия великого генуэзца в Новый Свет. В том случае, если ученики все же знают о браке этой королевской четы, часть из них считает этот матримониальный альянс символом испанского единства. Другие же рассматривают их как предвестников сегодняшнего административного деления Королевства Испания на автономные сообщества, ибо они установили династическую унию между двумя независимыми государствами при сохранении собственных правительств и других органов управления в каждом из них.

Премьер-министр Испании Хосе Мария Аснар решил покончить с "местечковостью в преподавании истории и географии и вернуть в школьные классы такое понятие, как "Единство испанской истории", исключив из учебников по географии такие пассажи, как "Каталония имеет внешнеэкономические связи с Испанией"25.

Не умаляя важности унификации учебных программ, следует заметить, что проблема безопасности и терроризма остается важнейшей для правящей Народной партии (НП), ставшей одной из мишеней баскских экстремистов из ЭТА. Начиная с 1995 г. было совершено 8 покушений на функционеров этой партии, в том числе на нынешнего премьер-министра в бытность его лидером оппозиции.

Баскский сепаратизм уходит корнями в средневековье, когда Кастилия подчинила себе неиспанские государства: Каталонию, Галисию, баскские земли. Родоначальниками современного баскского сепаратизма в качестве самостоятельной идеологии и политической доктрины стали во второй половине XIX в. братья Арана26. Они сформулировали политическую платформу баскского национализма. Согласно утверждению одного из них — Сабино Арана, Кастилия, а затем Испания насильно колонизировали Страну Басков. Братья Арана разработали национальную символику, ввели национальные праздники и название своей родины — Эускади. В 1895 г. они основали Баскскую национальную партию (БНП). В 1936 г. Страна Басков получила статус автономии. После победы франкистов самоуправление было ликвидировано. Баскское правительство в изгнании и БНП обосновались в Париже. В 1956 г. состоялся Всемирный съезд басков. В 1959 г. радикально настроенные баскские националисты создали подпольную организацию — ЭТА (Euskadi ta Askatasuna: "Страна Басков и Свобода"). В 1966 г. ЭТА выбрала вооруженный путь борьбы за создание независимого государства.

Сепаратистские настроения в среде басков проявляются и в силу особенности экономического развития Испании. Интенсивный процесс индустриализации Эускади превратил ее в один из наиболее развитых районов, где доход на душу населения в 2 раза превышал доход в среднем по стране. В конце 60-х гг. Страна Басков платила 13 % всех испанских налогов, в то время как на ее долю приходилось всего 5 % средств, выделяемых центральным правительством на местные расходы. Это обстоятельство вело к росту недовольства среди населения региона, не желавшего, чтобы заработанные "трудолюбивыми" басками средства направлялись на поддержку менее развитых "ленивых" районов27. Негативную реакцию вызывала и стихийная миграция жителей других провинций. В настоящее время этнические баски составляют менее половины населения Страны Басков.

В условиях франкистской диктатуры ЭТА пользовалась симпатией у многих оппозиционно настроенных испанцев. Кроме того, баски пользовались правом политического убежища в соседней Франции, где в пограничных районах компактно проживает баскское население. После смерти Франко новое испанское правительство старалось учитывать особые интересы национальных меньшинств. В 1977 г. был принят специальный закон, Статут Герники, согласно которому была образована баскская автономия, признано равенство баскского и кастильского (испанского) языков, закреплено право басков иметь собственный парламент и правительство, создавать национальную систему образования, здравоохранения и социального обеспечения28.

В 1980 г. правительство дало согласие на создание местной полиции и на фискальную автономию баскских районов. За эту форму автономии проголосовало почти 54 % баскских избирателей, принявших участие в референдуме 1979 г. Итоги плебисцита не удовлетворили ЭТА, которая продолжает требовать полного освобождения от " испанского империализма". Кровавый шлейф преступлений ЭТА тянется уже не первое десятилетие и, к сожалению, пока нет полной уверенности, что в следующем столетии он прервется. Главным орудием ЭТА стал систематический террор в городах: убийства и похищения представителей органов власти, диверсии на дорогах, взрывы промышленных объектов, захват видных политических деятелей, бизнесменов и иностранных дипломатов. С начала необъявленной войны от рук террористов погибло почти 700 человек29.

Политическое прикрытие ЭТА обеспечивает ("Herri Batasuna" — партия "Народное единство"), наиболее влиятельная партия из комплекса ЭТА — конгломерата 13 политических партий и движений, возникшего на рубеже 70–80-х гг. Партия была создана в 1978 г., легализовалась в 1986 г. На последних выборах она получила 12 % голосов избирателей. "Народное единство" представлено в законодательных органах власти, располагает собственной газетой "Эгин", радиостанциями, собственными профсоюзами ЛАБ, молодежной организацией "Харрай"30.

Идею самоопределения при условии территориальной целостности поддерживает также Баскская национальная партия (БНП), которая занимает правый центр в политическом спектре Страны Басков. Являясь оппонентом ЭТА в вопросе насильственных методов борьбы, БНП считает, что 3/4 жителей автономной области положительно относятся к диалогу с центральными властями. Однако БНП не приемлет и позицию властей, напрочь отвергающих требования ЭТА. Уже на протяжении 18 лет, возглавляя правящую коалицию, эта партия управляет баскской автономной провинцией. За это время она добилась для области широких прав. С 1996 г. БНП находится в коалиции с Народной партией, что гарантирует последней большинство в кортесах31.

Испанский писатель Аркади Эспада с горечью утверждает, что в его стране можно гордиться своей принадлежностью к баскской, андалузской, каталонской национальности. Стыдно и немодно лишь считать себя испанцем32. Де-факто, Испания уже вышла за рамки Конституции 1978 г. и сейчас представляет собой не государство-нацию, а государство наций. Многие испанцы считают, что в Эускади и в Каталонии система образования и языковая политика смоделированы таким образом, что легче получить образование на каталонском и баскском языках, чем на кастильском. Каталония распоряжается 30 % подоходного налога. Страна Басков распоряжается 100 % этих налоговых поступлений. В настоящее время власти этого сообщества требуют передачи в местный бюджет акцизных налогов на табак, алкоголь, бензин.

Многие аналитики считают, что в последние годы ЭТА потеряла способность политического анализа, сравнивая это движение-секту с Сендеро Луминосо и Красными кхмерами, которые во имя своих идей отказались от гуманности. Убийство в июле 1997 г. 29-летнего муниципального советника из Эрмуи (Бискайа) Мигеля Ангел Бланко повергло в шок не только христианскую Испанию, но и католическую Страну Басков. 5 млн человек вышли 14 июля 1997 г. на улицы Испании, чтобы выразить свой гнев и возмущение убийством молодого человека, провинившегося перед сепаратистами только членством в правящей Народной партии. Такой многолюдной политической манифестации Испания не знала ни в 1931 г., в момент провозглашения второй республики, ни в 1978 г., по случаю принятия демократической Конституции, ни в 1980 г., после провала путча полковника Техеро33.

5 декабря 1997 г. по обвинению в сотрудничестве с ЭТА были арестованы 19 из 23 руководителей "Народного единства". Верховный суд Испании приговорил лидеров баскского движения за независимость к 7 годам лишения свободы и к штрафу в 500 000 песет за "пособничество вооруженной банде". На следующий день после вынесения вердикта раздался взрыв напротив одного из банков Сан-Себастьяна34. Испанский премьер предложил "нашпиговать" улицы городов Страны Басков видеокамерами, снимающими круглые сутки.

30 января 1998 г. новое преступление всколыхнуло испанцев: были застрелены Альберто Хименес Бесерилл, муниципальный советник от Народной партии, и вице-мэр Севильи с супругой. Все политические силы выступили с осуждением этого преступления, кроме партии "Народное единство", которая "сожалела" о случившемся, но не осудила акт насилия.

Правящая Народная партия почти год отказывалась рассматривать мирные предложения ЭТА, распространенные с помощью видеокассет. Кроме того, эти инициативы дорого обошлись лидерам партии "Народное единство", тиражировавшим заявление ЭТА35. 16 сентября 1998 г. ЭТА впервые за тридцать лет вооруженной борьбы объявила бессрочное прекращение огня. Реакция официального Мадрида была прохладной. Центральные власти ожидали исхода выборов в этом автономном сообществе. Результаты превзошли все ожидания. Народная партия стала второй политической силой Эускади. Такой поворот событий ускорил решение испанского государства положительно ответить на инициативу сепаратистов36. Первым символическим жестом правительства стал перевод в Страну Басков четырех заключенных бойцов ЭТА и предоставление пятому полусвободного режима. 3 ноября 1998 г. премьер-министр Испании дал разрешение на установление контактов с Баскским движением национального освобождения, которое включает в себя ЭТА. Тем не менее, Хосе Мария Аснар заявил, что ждет конкретных действий, а не пустых деклараций37. Министр внутренних дел Испании высказал свой глубокий скептицизм по поводу предложений баскских националистов.

Станет ли это временное примирение залогом прочного мира, принеся облегчение многострадальной баскской земле? Оптимисты уповают на тот факт, что г-н Аснар сделал шаг навстречу сепаратистской военизированной организации, который станет решающим в разрешении баскского вопроса. Пессимисты легко аргументируют свою позицию тем, что многолетний конфликт не разрешится по мановению волшебной палочки. ЭТА ясно дала понять, что не сложит оружие и сохранит свою материально-техническую инфраструктуру. Луис Салазар, сын баскского эмигранта, переехавшего в Бельгию, утверждает, что Аснар с удовольствием "раздавил бы" басков, но он не хочет войти в историю как человек, упустивший шанс мирного решения проблемы.

Самой судьбой этому гористому острову с непроходимыми лесными зарослями и кустарниками было суждено стать идеальным местом для повстанцев. Корсика повидала на своем веку войска разных стран, управлявших островом. Страной владели генуэзцы, архиепископ Пизы, короли Арагона. Французы впервые вторглись на остров еще в XIV в. По Версальскому договору 1768 г. Генуя окончательно уступила остров Франции. Сопротивление захватчикам, возглавляемое Паскалем Паоли, не прекращалось. Наполеон, вначале поддерживающий инсургентов, в конце концов решил искать счастья во Франции, хотя, став императором, он предоставил особый статус своей малой родине. XIX—начало XX в. были эпохой экономического кризиса, породившего массовую эмиграцию в метрополию и заморские территории. В 1896 г. появилась первая газета на корсиканском языке "А Трамунтана" ("Заря"). В 1922 г. Италия выдвинула территориальные претензии к Франции на остров. В 1923 г. была создана Корсиканская партия действия. В 1942 г. остров захватили итальянские войска. На Корсике действовало движение Сопротивления партизан-макизаров38. В 1946 г. состоялся процесс над корсиканскими автономистами, обвиненными в ирредентизме. Начиная с 1960 г. появляются различные регионалистские и автономистские движения: Корсиканский союз, Ассоциация корсиканских студентов и др. Корсика была единственным департаментом Франции, выступившим против Эвианских соглашений, ибо ее жители опасались массового наплыва "черноногих" — французов, которые были вынуждены покинуть Алжир39.

В 1965 г. произошли первые террористические акты. Самым громким преступлением сепаратистов стало убийство двух жандармов в Алерии в 1975 г. На сегодняшний день от рук националистов пали восемь полицейских, жандармов и легионеров. Корсиканские патриоты тоже несли потери, в том числе, как утверждает французская пресса, и в результате разборок внутри группировок40. В 1967 г. на выборах в законодательные органы власти Макс Симеони, один из лидеров Корсиканского регионального фронта, получил всего 2,3 % голосов. В 1969 г. был проведен референдум по вопросу региональной реформы: 54 % жителей острова проголосовали за нововведения. В 1976 г. появились новые группы: Франча (Фронт нового действия против независимости и автономии), совершивший много терактов против сторонников независимости, и Национальный фронт освобождения Корсики.

Долгое время наиболее влиятельным движением являлся Национальный фронт освобождения Корсики (ФНОК). Став в 1983 г. подпольным, Фронт разделился на две части: "обычный канал", который рассматривался как вооруженное крыло Движения за самоопределение и который заявил о самороспуске в 1987 г.; "исторический канал", являющийся вооруженным крылом движения А Кункольта нациуналиста (A Cuncolta Naziunalista). От "исторического канала" ФНОК отделился в 1995 г. Фронте Рибеллу (Fronte Ribellu), в знак несогласия с "мирным процессом", на который встал фронт. В 1989 г. появилась Аккольта нациунале корса (Accolta naziunale corsa) ,отколовшаяся от А Кункольта нациуналиста.

Существуют также партии, которые выбрали ненасильственные методы борьбы за самоопределение: Союз корсиканского народа — движение за автономию, возглавляемое Максом Симеони; Корсика Национе (Corsica Nazione) — избирательная коалиция, включившая в себя множество националистических движений, созданная для выборов в Ассамблею Корсики в 1992 г.41

В мае 1996 г. прошли слушания по вопросу принадлежности Корсики к Французской Республике. Необходимость проведения подобного мероприятия была мотивирована тем, что большинство корсиканцев считают себя французами, доказательством чему может служить тот факт, за кого они отдают свои голоса на выборах42. В качестве подтверждения можно привести также данные социологических исследований, опубликованные журналом "Пари Матч". На вопрос "Ваше отношение к проведению референдума о независимости Корсики?" лишь 36 % корсиканцев высказались "за", 55 % ответили отрицательно. Интересно, что 55 % континентальных французов благожелательно относятся к идее самоопределения острова и только 26 % выступают за территориальную целостность страны43. По мнению официального Парижа, нужно было расставить все точки над "i" в этом вопросе, чтобы избавить корсиканцев от чувств неуверенности и сомнения. Было еще раз заявлено, что народ Корсики является составляющей частью французской нации. Отстаивая территориальную целостность республики, французское правительство в то же время выразило готовность создать свободную экономическую зону на острове.

Кто бы мог подумать, что более чем 120-летняя история единого итальянского государства может быть поставлена под сомнение? Кто же посмел перечеркнуть героические усилия Гарибальди и других деятелей эпохи Рисорджименто?

В 1979 г. была создано движение под названием Венецианская лига, а четырьмя годами позже — Ломбардская лига. Лидером этого движения стал Умберто Босси, сын рабочего из города Варезе. Еще в молодости он увлекся идеей борьбы с Римом, с ненасытными мафиози из центрального правительства, борьбы за права "трудолюбивых" северян, вынужденных кормить "ленивых южан-террони"44. В 1987 г. Босси становится сенатором. Через два года на выборах в Европарламент Лига получила 8 % голосов.

В 1991 г. Ломбардская лига объединяется с единомышленниками из Пьемонта, Лигурии, Венето и других северных регионов страны в Лигу Севера (Lega Nord). В апреле 1992 г. Лига получает 8,7 % голосов на выборах в законодательные органы страны. В следующем году — 31% голосов на муниципальных выборах на Севере45.

Весной 1994 г. идеолог Лиги Джанфранко Мильо обнародовал программу преобразования Италии в федеративное государство, состоящее из трех макрорегионов: Падании, Этрурии (центр Италии) и Юга46. В марте того же года избирательный блок "Полюс Свободы", включивший партию Сильвио Берлускони "Вперед, Италия", Лигу Севера и Национальный альянс (неофашисты), одержал победу на парламентских выборах. Министры-"лигисты" вошли в правительство. Федерализация страны была внесена в программу кабинета. В 1995 г. был создан "парламент Севера". Год спустя в Венеции были учреждены "правительство Севера" и "Национальная гвардия Падании". В том же году на выборах в итальянский парламент Лига Севера завоевала 10 % голосов. Через несколько месяцев, во время трехдневного похода по реке По, Босси провозглашает "независимость Падании" (это название было образовано от латинского топонима долины вышеуказанной реки). 26 октября 1997 г. 6 млн человек, по мнению лигистов, и 700 000, по данным прессы, приняли участие в выборах в "парламент Падании"47.

Всякая идея нуждается в идеологическом обосновании. Паданская идеология базируется на принадлежности жителей Севера Италии к кельтской расе, о чем свидетельствует изображение солнца (одного из культовых символов кельтской религии) на знаменах Лиги. Босси доказывает, что Цезальпийская Галлия некогда подверглась нападению кровожадных захватчиков с Юга, насильно навязавших "бедным кельтам" христианство48.

Важным атрибутом государственности являются полиция и армия. Прообразом будущих паданских вооруженных сил являлись сначала "зеленые рубашки", а затем "Паданская национальная гвардия". Босси в свое время поверг в шок власти заявлением, что по его призыву 300 тыс. вооруженных сторонников могут выступить в защиту "Республики Падания". Полиция долго искала подпольные базы и склады с вооружением северян49.

Сначала было объявлено, что денежной единицей независимого государства будет "лега", но в последнее время это название было заменено на "скудо"50.

Лига Севера издает ежедневную газету "Ла Падания" и еженедельник "Соле делле Альпи". Пылкие призывы сбросить римское иго раздаются на волнах "Радио Падания Либера". В конце 1997 г. Лига основала звукозаписывающую компанию "Эридания рекордс", которая уже выпустила несколько компакт-дисков с патриотическими паданскими песнями. Проведен первый фестиваль паданской песни. 3 апреля 1998 г. прошел конкурс красоты "Мисс Падания". Сепаратисты поместили информацию о себе в Интернет.

На повестке дня стоит создание паданских школ. Еще в начале 80-х гг. Венецианская лига бросила клич: "Покончим с колониальными школами!" и "Преподаватели-южане убирайтесь вон!" Лигисты требуют покончить с пагубной практикой, когда преподаватели-южане, являясь проводниками идеологии итальянского государства на протяжении 50 лет, держали в неведении паданцев об их происхождении и традициях. Вот почему лидер сепаратистов, в январе 1998 г. собрав на совещание министра самосознания и традиций паданцев и преподавателей-лигистов, заявил: "Я хочу создания как можно большего количества паданских школ"51.

Как мы видим, Европейский союз не является однородным объединением равных по экономическому потенциалу и политическому весу держав. По этой причине часто возникают разногласия между богатыми и относительно бедными странами, а также между супердержавами внутри Союза. Зачастую причиной столкновений между членами этой организации являются несовпадение интересов, различия в менталитете наций. Сепаратизм не является главной угрозой окончательному объединению Западной Европы в Сообщество наций. Вместе с тем, Европа, распространившая свою цивилизацию на другие континенты, не способна пока стать плавильным котлом, из которого, подобно американцам, появится представитель новой человеческой общности — HOMO EUROPEUS — c одинаковым менталитетом, говорящий на одном языке, со сходным уровнем жизни.

Почему же зерна сепаратизма в эпоху глобализации нашли благодатную почву на западе европейского континента? Одна из причин — страх потерять самобытность в результате влияния массовой культуры.

Евросоюз — это объединение государств, а не народов. Границы, сложившиеся после Второй мировой войны, не совпадают с этническими. Например, Страна Басков разделена между Испанией и Францией, Ирландия — между Лондоном и Дублином, Тироль — между Италией и Австрией. Традиционно любая сепаратистская идеология базировалась на стремлении к территориальному единству, культурной, языковой или религиозной общности. Это этнический сепаратизм. Язык является мощным оружием сплочения национальной общности. Вместе с тем, многие лингвистические сообщества перестали сопротивляться ассимиляции государств-централизаторов, постепенно сливаясь с нацией большинства. Наглядной иллюстрацией этому может служить судьба окситанского и бретонского народов. В случае кельтских народов Британских островов следует констатировать, что рост или снижение сепаратистских настроений в Великобритании не зависит от степени англофикации шотландцев, валийцев и ирландцев.

В последнее время возникла новая волна сепаратизма — экономическая. Но в чистом виде экономический фактор встречается только в Италии. Индустриальный Север, желая пересмотреть свои отношения с отсталым Югом, создал "кельтскую" идеологию, хотя границы "Республики Падания" не соответствуют историческим границам итальянских государств, существовавших до 1870 г. Лидеры политических партий немецкоязычного меньшинства в итальянской области Трентино-Альто-Адидже (Южнотирольская народная партия и Либерально-демократический союз Южного Тироля) занимаются "экономическим рэкетом", добиваясь от Рима новых льгот и уступок, угрожая присоединением к австрийской земле Тироль.

Недовольны своим экономическим положением и Каталония, на долю которой приходится 1/4 экспорта Испании, и Фландрия, обеспечивающая 60 % валового внутреннего продукта Бельгии.

Резюмируя, следует отметить, что к концу XX в. произошли изменения в социальной базе и в идеологии европейских сепаратистских движений. В прошлом веке инициатором первой волны были представители литературных и артистических кругов, этнографы и лингвисты. После Второй мировой войны их ряды пополнили доктора, юристы, инженеры, журналисты.

Различие тактических позиций не мешает сепаратистским партиям защищать свои стратегические интересы на общеевропейском уровне. В Европарламенте образованы Европейский радикальный альянс (20 мест) и группа независимых депутатов в поддержку Европы наций (15 мест).

Набирающая обороты интеграция ЕС приводит к переходу значительных полномочий от государств-членов к единому центру. Благодаря этому процессу изменилось понятие государственного суверенитета по сравнению с тем, каким оно было 20—30 лет назад. Исчезает тип государства-централизатора, располагающего финансовыми рычагами, унифицирующими страну. Этими процессами надеются воспользоваться сепаратисты для раздробления существующих ныне государств-наций и придания отдельным регионам равного статуса субъектов международного права. Доктрина Европейской Федерации наций и регионов преподносится ими как возможный вариант дальнейшей эволюции ЕС.

Большинство исследователей, занимающихся проблемами Европейского союза, признают преимущества федерализма. Эти преимущества связаны, прежде всего, с отказом от гегемонии, отказом от самого духа системы, так как образовать федерацию — значит соединить разнородные элементы. Федерация ставит цель сохранять самобытность каждого, даже самого малого народа, защищать независимость любой нации, любого государства, любого региона, объединенного в федерацию. Федерализм основывается на тяготении к многоплановости в противоположность тоталитарному упрощенчеству, униформизму, навязываемому центральной властью.

Федерализм может быть той формой многонациональных сообществ, которая более других способна объединить государства, создавая огромные экономические пространства, способна сохранить их идентичность и уважать их различия. Такой союз способен совмещать тенденции к глобализации и стремление к утверждению индивидуальности его членов, государств, регионов и общин.

Аналитики склоняется к тому, что особое значение должен иметь принцип взаимодополняемости. Он характеризуется положением, высказанным американским дипломатом Д. Мойнихэном по поводу проблем развития США, которое применимо и в отношении Европы: "Никогда не поручайте крупной единице то, что может быть сделано более мелкой. То, что может сделать семья, не должен делать муниципалитет. То, что может сделать муниципалитет, не должен делать штат. И то, что может сделать каждый штат, не должно делать федеральное правительство". Федеральная Европа тоже должна заниматься только вопросами, превышающими компетенцию каждого европейского государства отдельно. Компетенции объединения, района, государства, европейской федерации должны определяться значимостью стоящих перед ними задач.

Разным уровням задач соответствуют и разные степени автономных полномочий. По мере роста значимости задач, будь то сфера транспорта, энергетики, занятости, инфляции, обороны, уровень, на котором должно осуществляться их решение, повышается вплоть до европейского. Исходя из принципа взаимодополняемости, каждый коллектив, каждый уровень структур должен обладать полномочиями, достаточными для решения проблем, которые, в силу своей природы или значимости, могут быть с наибольшей эффективностью решены именно на этом уровне.

Принцип взаимодополняемости позволяет определить, на каком уровне деятельность общественного или частного объединения может быть использована с наибольшей эффективностью, исходя из ресурсов и имеющихся возможностей. Соответственно, когда существующие уровни не обеспечиваются адекватными средствами, следует прибегать к объединению ресурсов и возможностей, вплоть до уровня Европейского сообщества.

Следует отметить, что этот принцип нашел отражение в Европейском едином акте, в решениях о создании Экономического и валютного союза, в программах исследований и развития. Для последних характерно использование принципа в рамках сотрудничества государственных институтов и частных предприятий. Принцип взаимодополняемости лежит также в основе директив Европейского сообщества, которые формулируют общие цели, оставляя выбор соответствующих мер за странами-участницами. Таким образом, директивы предоставляют возможность наиболее успешной адаптации методов исполнения к особенностям стран-участниц.

Необходимо подчеркнуть, что этот принцип, гарантируя адекватную автономию и в то же время предполагая ответственность стран-участниц или регионов (земель, кантонов, провинций), дополняется принципом участия. Уровень решения принимается в зависимости от увеличения значимости задач. В федерации участие приобретает двусторонние и многосторонние формы: участие всего народа через свое представительство в парламенте и участие государств или объединений государств через членство в сенате, или в палате государств. В ФРГ, например, земли требуют более прямого участия в процессе принятия решения, как на национальном, так и на европейском уровне. С этой целью они учреждают свои представительства в Брюсселе.

История становления Европейского союза свидетельствует, что Сообщество постепенно продвигается по пути федерализма. Единый европейский акт, затем договор о Европейском союзе утвердили эту эволюцию. Первые усилия институтов Сообщества были направлены на создание принципа совместной власти, хотя иногда, под влиянием Франции, они уступали соблазну установить единообразные для всех правила. Вместе с тем, Единый акт выступил за большую децентрализацию, автономию и гибкость. Возвращение к принципу квалифицированного большинства при голосовании подчеркивает значимость малых и средних государств-членов. Маастрихтский и Амстердамский договоры подтвердили и развили идеи федерализма.

© Белорусский государственный университет
Адрес: пр. Независимости, 4, 220030, г. Минск, Республика Беларусь.
Тел. + 375 17 209 50 44. Факс. + 375 17 226 59 40. Url: .
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна. Все права защищены.