Версия для слабовидящих
Рус Бел Eng De Cn Es
ЕС, ЗЕС, НАТО и проблемы европейской безопасности

Белорусский журнал международного права и международных отношений 1999 — № 1

ЕС, ЗЕС, НАТО И ПРОБЛЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Автор — Людмила Хухлындина

 

Опубликовано на сайте.

На рубеже ХХI в. Европа находится в поисках новой системы безопасности, цель которой — не создание нового баланса сил, отказ от ее рассмотрения в военно-политических категориях, а разработка ответов на вызовы в сфере экономики, экологии, демократии, культуры, информации и т. д. Окончание "холодной войны", распад организации Варшавского договора и всего социалистического лагеря, углубление политической, экономической и военной интеграции Западной Европы создали ситуацию, при которой страны Европейского сообщества получили возможность выступить с единых позиций на международной арене, претендовать на роль "нового военно-политического центра силы". В Западной Европе идет создание интегрированной системы безопасности на основе всех многосторонних институтов, которым принадлежит ключевое значение в европейской системе безопасности, в том числе Западноевропейского и Европейского союзов, НАТО, ОБСЕ.

Идея европейской безопасности после провала плана создания Европейского оборонительного сообщества (ЕОС) в 50-е гг. и плана Фуше появилась в начале 80-х гг. в докладах и проектах Европейского парламента. Но только Единый акт включил концепцию европейской безопасности в свои положения, учреждающие политическое сотрудничество: "Высокие Договаривающиеся Стороны считают, что более тесное сотрудничество по вопросам европейской безопасности способствует единству Европы в области внешней политики. Они выражают готовность в большей мере согласовывать свои позиции по политико-экономическим аспектам безопасности"1. Из этого положения следует, что европейская безопасность отныне официально стала составной частью внешней политики Европейского сообщества. Следует отметить, что текст составлен очень осторожно, он ссылается только на политико-экономические аспекты безопасности. Сфера обороны реально оставалась в ведении Атлантического альянса. Лишь Маастрихтский договор включил общую оборону в концепцию европейской безопасности. Девять стран, одновременно члены ЕС и ЗЕС, договорились взять на себя ответственность в области европейской обороны. Концепция европейской обороны была провозглашена, но сроки и этапы ее реализации не установлены.

Западноевропейский союз, созданный в 1948 г., длительное время не имел каких-либо реальных полномочий и средств для обеспечения безопасности своих членов. Лишь в феврале 1984 г. Франция предложила к рассмотрению меморандум по обновлению ЗЕС, который был поддержан всеми государствами — членами ЗЕС. 26–27 октября в Риме состоялась встреча министров иностранных дел и обороны государств ЗЕС, на которой впервые с момента возникновения Союза присутствовали все представители. После Римской декларации 1984 г. о политических целях ЗЕС началось реформирование ЗЕС2.

Это способствовало активизации военной деятельности Союза при урегулировании ирано-иракского конфликта 1987–1988 гг., в период войны в зоне Персидского залива 1990–1991 гг.

В августе 1987 г. во время войны между Ираном и Ираком эксперты Западноевропейского союза собрались в Гааге для рассмотрения совместных действий в зоне Персидского залива по обеспечению свободы судоходства на морских путях перевозки нефти в данном регионе. В этой операции не принимали непосредственного участия только ФРГ (согласно Конституции ФРГ она воздерживается от использования вооруженных сил вне территории НАТО) и Люксембург, который не имеет военно-морских сил. Но и они внесли свой вклад в совместные усилия: ФРГ заменила занятые в операции военные корабли в Атлантике и Средиземном море, а Люксембург выделил 150 тыс. дол. Бельгии и Нидерландам.

В октябре 1987 г. страны ЗЕС в связи с нападением на суда вновь обсуждали вопрос о координации своего военного присутствия в Персидском заливе. На встрече Совет министров Западноевропейского союза в составе министров иностранных дел и обороны девяти стран-членов принял Платформу европейских интересов в области безопасности. В ней подтверждалась решимость укреплять европейскую структуру НАТО и обеспечивать безопасность и оборону объединенной Европы. В Платформе были определены отношения Западноевропейского союза с НАТО и другими организациями, условия расширения состава ЗЕС и дальнейшего повышения его роли в качестве структуры для регулярного обсуждения стоящих перед Европой вопросов обороны и безопасности.

В конце 1990 г. и в ходе войны в Персидском заливе в январе и феврале 1991 г. страны ЗЕС координировали свои действия по выделению войск в состав вооруженных сил коалиции, участвовавших в освобождении Кувейта, а также оказанию других видов содействия.

Однако развитие западноевропейской военно-политической интеграции до конца 80-х гг. шло в большей мере по линии укрепления Еврогруппы НАТО. Ряд стран Европейского сообщества по-прежнему, не желая ослаблять свой национальный суверенитет, искусственно ограничивали компетенции ЗЕС в сфере безопасности.

Вместе с тем уже во второй половине 80-х гг. встал вопрос о кредитоспособности американских гарантий в сфере обеспечения европейской безопасности. С одной стороны, экономический потенциал Западной Европы возрос настолько, что вступил в противоречие с зависимостью стран Европейского сообщества от США в сфере безопасности. С другой стороны, США не устраивало распределение расходов на содержание НАТО, при котором они финансировали значительную часть бюджета этой организации3.

В результате перераспределения ответственности между европейскими членами альянса и США и последовавшего сокращения американского военного присутствия на континенте сложились объективные предпосылки для интенсификации западноевропейской интеграции. При этом вопросы военной интеграции рассматривались странами Сообщества в неразрывной связи с различными концепциями создания европейского политического союза. После подписания Маастрихтского договора об образовании Европейского союза у ЗЕС появилась экономическая и политическая основа для повышения оперативной роли организации.

В течение последних 5 лет в развитии ЗЕС произошли качественные сдвиги. Это коснулось прежде всего расширения оперативно-структурных единиц, появления таких подразделений, как Плановая ячейка, Ситуационный центр, Спутниковый центр, Разведывательный отдел, Военный комитет, Рабочая группа по вопросам стратегической мобильности, Военный штаб. В систему ЗЕС вошла и Западноевропейская группа вооружений, созданная в результате преобразования Независимой европейской группы программирования (НЕГП). ЗЕС не имеет прямо ему подчиненных вооруженных сил. Вместе с тем он может использовать в своих операциях ряд подответственных ему (и НАТО) многонациональных формирований, таких как Еврокорпус, куда входят Германия, Франция, Бельгия, Люксембург, Испания; Центральная дивизия (Германия, Великобритания, Голландия, Бельгия); амфибийная бригада (Великобритания, Голландия). К этому списку добавляются группировки в рамках Еврофора и Евромарфора (Италия, Испания, Португалия), которые должны составить силы быстрого реагирования, и 1-й германо-голландский корпус. Эти формирования представляют собой довольно внушительную силу. Так, только в Еврокорпусе насчитывается около 86 тыс. военнослужащих, 800 танков, 2700 бронемашин. ЗЕС пока не может привлечь их без соответствующей санкции НАТО. В связи с этим с правительствами стран — членов Союза согласован список национальных сил, которые могут быть задействованы в операциях ЗЕС4.

С 1996 г. ЗЕС проводит командно-штабные учения ("Кризекс"), а с 2000 г. начнется проведение и полномасштабных полевых и военно-морских учений. Основная направленность этих мероприятий — миротворческие и спасательно-эвакуационные акции. В рамках парламентской Ассамблеи ЗЕС обсуждаются проекты создания "европейского ПРО", системы сбора разведданных, Европейского агентства по вооружениям.

Еще одно существенное изменение касается расширения состава ЗЕС. В 1990 г. в состав Союза входили 7 постоянных членов — Германия, Франция, Великобритания, Италия, Нидерланды, Бельгия, Люксембург. К январю 1995 г. насчитывалось уже 10 стран (включая Грецию, Португалию, Испанию). Кроме того, 3 страны имели статус ассоциированных членов: Исландия, Норвегия, Турция и 5 — наблюдателей: Ирландия, Дания, Австрия, Финляндия, Швеция. С 1994 г. статус ассоциированных партнеров ЗЕС получили 9 стран Центральной, Восточной Европы и Балтии. Несколько позже к ним присоединилась Словения5. Таким образом, ЗЕС объединяет 28 государств. Создана гибкая система ЗЕС с тремя уровнями членства плюс статус наблюдателя: члены (члены ЗЕС, являющиеся членами НАТО и ЕС), ассоциированные члены (члены НАТО, но не члены ЕС), ассоциированные партнеры (не являются членами НАТО и ЕС), наблюдатели (члены НАТО и/или ЕС). Брюссельская декларация Союза предоставила право странам-наблюдателям принимать участие в подготовительной стадии процесса планирования и принятия решений, участвовать в обсуждении этих вопросов в главном руководящем органе ЗЕС — Постоянном совете.

Наконец, изменились отношения ЗЕС с Евросоюзом и НАТО. Это отражено во многих документах ЗЕС, где подчеркивается, что его призвание — быть одновременно "оборонной составляющей" ЕС и "европейской опорой" НАТО. Впервые эти цели были обозначены на саммите ЕС в Маастрихте в 1991 г. и на заседании Совмина ЗЕС в Петерсберге в 1992 г. В Маастрихте 9–10 декабря 1991 г. государства — члены Западноевропейского союза приняли решение о роли ЗЕС и его отношениях с Европейским и Североатлантическим союзами. Они касались предложения членам Европейского союза вступить в ЗЕС или участвовать в качестве его наблюдателей поэтапного преобразования этой организации в оборонный компонент Евросоюза, а также договоренностей об укреплении европейской структуры Атлантического союза. В развитие установки на превращение Союза в оборонную составляющую ЕС определил 3 типа операций, которые могли проводится ЗЕС: гуманитарные, операции по поддержанию мира и спасательно-эвакуационные акции.

Петерсбергская декларация 1992 г. обязывала членов ЗЕС оказывать поддержку усилиям по предотвращению конфликтов и поддержанию мира, сотрудничать с ОБСЕ и Советом Безопасности Организации Объединенных Наций.

До начала 90-х гг. официальные контакты между НАТО и ЗЕС не поддерживались. Первая официальная встреча Совета Североатлантического союза с Советом Западноевропейского союза состоялась в штаб-квартире НАТО 21 мая 1992 г. Она была посвящена обсуждению отношений между двумя организациями и путей укрепления практического сотрудничества, а также создания более тесных рабочих связей между ними. С тех пор Генеральный секретарь ЗЕС на регулярной основе присутствует на заседаниях Совета Североатлантического союза на уровне министров, а Генеральный секретарь НАТО принимает участие в заседаниях ЗЕС на уровне министров.

В июле 1992 г. государства — члены ЗЕС приняли решение предоставить военно-морские силы для контроля и наблюдения за соблюдением резолюций Совета Безопасности ООН по Адриатическому морю в связи с санкциями против Федеративной Республики Югославии (Сербия и Черногория). Аналогичные меры были также предприняты Советом Североатлантического союза на министерской сессии в Хельсинки 10 июля 1992 г. для обеспечения взаимодействия и сотрудничества в операции, решение о которой было принято ЗЕС.

На совместной сессии 8 июня 1993 г. советы двух союзов утвердили концепцию совместных операций НАТО и ЗЕС по контролю за соблюдением эмбарго под эгидой этих двух организаций. Единое командование совместного оперативного соединения НАТО и ЗЕС в Адриатическом море обеспечивал назначенный для этих целей командующий, а для информирования и консультирования двух советов был создан совместный Военный комитет (по Адриатическому морю).

В соответствии с принципами транспарентности и дополнительности сотрудники НАТО и ЗЕС начали принимать участие в заседаниях различных комитетов этих организаций. Проводятся совместные совещания Совета ЗЕС и Совета Североатлантического союза для анализа различных областей сотрудничества между НАТО и ЗЕС. На таких совещаниях продолжается рассмотрение, в частности, вопросов практического осуществления концепции совместных общевойсковых оперативно-тактических групп.

Важный шаг в деле укрепления сотрудничества НАТО и ЗЕС был сделан в январе 1994 г. на Брюссельском саммите НАТО. Здесь шестнадцать стран-членов Североатлантического альянса поддержали становление особого характера европейской безопасности и обороны и укрепление европейской основы Североатлантического союза через ЗЕС. Была выдвинута концепция совместных объединенных оперативно-тактических соединений, которая позволяет европейцам использовать ресурсы Североатлантического союза для проведения гуманитарных и миротворческих операций вне зоны ответственности блока. Таким образом, ЗЕС становится одним из основных элементов европейской безопасности.

До реального создания многонациональных оперативных сил дело пока не дошло, прежде всего из-за настороженного отношения к этой идее США. И все же были достигнуты договоренности, позволяющие ЗЕС участвовать в военном планировании альянса. С весны 1998 г. ЗЕС представляет НАТО свои предложения, которые касаются альянса в области военного строительства по двухлетнему циклу.

На встрече в Брюсселе в декабре 1995 г. министры иностранных дел стран НАТО отметили важность и необходимость диалога, установившегося между двумя организациями, в том числе и в ходе совместных заседаний советов по вопросам, имеющим общий интерес. В этой связи министры иностранных дел поручили постоянной сессии Совета определить, по согласованию с ЗЕС, дополнительные области деятельности соответствующих организаций, где могли бы быть взаимовыгодными обмен информацией, консультации и сотрудничество. Было заявлено и о стремлении к углублению взаимовыгодного сотрудничества между НАТО и ЗЕС в областях разведки, стратегической мобильности и материально-технического обеспечения, которое могло бы способствовать развитию оперативного потенциала ЗЕС.

Месяцем ранее, 14 ноября 1995 г. на Мадридской встрече министров иностранных дел и министров обороны стран — членов ЗЕС был одобрен документ, своеобразная программа действий европейских государств по созданию новой европейской архитектуры безопасности — "Европейская безопасность: общая концепция 27 стран ЗЕС". В нем излагались предложения этой организации к Межправительственной конференции 1996 г., в частности подчеркивалась необходимость дальнейшего развития концепции европейской обороны и безопасности в соответствии с положениями Договора о ЕС, оговаривалась возможность более широкого использования НАТО для решения чисто европейских военных проблем при сохранении принципа консенсуса.

В документе давалась общая характеристика деятельности различных государств в деле поддержания безопасности, назывались новые элементы, могущие привести к нарушению равновесия, как то: потенциальные вооруженные конфликты, распространение оружия массового уничтожения, международный терроризм, организованная преступность, наркобизнес. После анализа ситуации в России и Украине в документе были изложены положения, касающиеся Беларуси. В пункте 83 "Беларусь и Молдова" говорилось, что "эффективные экономические и политические преобразования в этих странах являются важным элементом европейской безопасности... Сотрудничество с этими странами является важным для стран ЗЕС"6.

Вместе с тем по вопросу о будущем взаимоотношений между ЗЕС и ЕС на Мадридской встрече выявились два различных подхода. С одной стороны, Франция, Германия и ряд других стран континентальной Европы предлагали разработать процедуры постепенного структурного слияния ЗЕС и ЕС со следующими вариантами:

1) Западноевропейский союз постепенно сближается с Европейским союзом, который получает право сначала определять генеральный курс развития ЗЕС, а затем и направлять его деятельность при решении оперативных вопросов и, наконец, подписывает с ЗЕС договор, позволяющий Европейскому союзу устанавливать ЗЕС задачи по реализации своих решений в области обороны;

2) Западноевропейский союз интегрируется в Евросоюз. Модифицированный Брюссельский договор прекращает свое действие, а положения его статьи 5, гарантирующей участие всех подписавших его сторон в совместной обороне, переходят в текст нового договора о ЕС, который в то же время может допускать ограниченное участие нейтральных стран союза в коллективной обороне.

При этом следует отметить, что последний вариант станет логическим продолжением начатой интеграции ЗЕС и Евросоюза.

С другой стороны, Великобритания настаивала на том, чтобы ЗЕС оставался автономной организацией. В своих отношениях с Европейским союзом он не должен руководствоваться директивами Совета ЕС, который не имеет ни практического опыта, ни квалифицированного персонала в военной области. Принимать конкретные решения по вопросам безопасности и обороны должны сами государства — члены ЗЕС на межправительственном уровне. Одновременно Западноевропейский союз должен продолжать активный поиск новых форм развития сотрудничества по вопросам обороны с ЕС, НАТО, ОБСЕ и другими форумами. Такая позиция могла ставить под сомнение целесообразность развития тезиса о единой оборонной политике, которая может привести к единой обороне7.

Подход Великобритании можно объяснить как бы синтезом двух ключевых моментов. Во-первых, положительный и миролюбивый имидж ЕС в мире мог приобрести "пороховой налет" и быть скомпрометированным привнесением в него военного аспекта и, учитывая тесную сцепку ЗЕС с НАТО, вызвать столь же негативную реакцию с Востока, какая имела (и имеет) место на решение о расширении НАТО. Во-вторых, западная военно-политическая структура (НАТО, ЕС плюс ЗЕС), особенно в связи с расширением ЕС за счет нейтральных стран (Швеции, Австрии и Финляндии), представляла бы теперь систему шестеренок, которые во многих местах просто не сцепливаются. Три новых вышеупомянутых члена ЕС не являются членами НАТО и ЗЕС. Члены НАТО Исландия, Норвегия и Турция не входят в ЕС и являются лишь ассоциированными членами ЗЕС (т. е. принимают полное участие в работе его органов, имеют право выступления, но не могут блокировать консенсусное решение полноправных членов). Дания — член НАТО и ЕС и Ирландия — член ЕС, но не член НАТО, являются лишь наблюдателями в ЗЕС (могут посещать совещания ЗЕС, приглашаться в рабочие группы и выступать по просьбе).

В этих условиях достижение цели полной интеграции ЗЕС в ЕС подразумевало бы, в частности, денонсацию в 1998 г. Брюссельского договора и передачу его функций в новую оборонную структуру ЕС. Это также сопряжено с необходимостью рассмотрения вопроса о степени вовлеченности таких членов ЕС, как Австрия, Швеция, Финляндия, Ирландия, в решение военных проблем, стоящих перед Европейским союзом, к чему они были не готовы или же готовы в различной степени. Великобритания, в свою очередь, не намерена обсуждать ядерные аспекты европейской обороны в рамках ЕС. Это мотивировалось нецелесообразностью привлечения к такому щекотливому вопросу абсолютно всех членов ЕС и явным нежеланием делиться своими специфическими военными секретами со странами, не входящими ни в ЗЕС, ни в НАТО (полноправным членом ЗЕС может быть, как известно, только полноправный член НАТО).

21 марта 1996 г. в Брюсселе на конференции в Королевском институте международных отношений генеральный секретарь ЗЕС Жозе Кутилейру предложил активизировать процесс слияния ЗЕС с Европейским союзом. Первый этап интеграции двух организаций предполагал фактическое подчинение ЗЕС Европейскому союзу путем разработки официальных процедур, позволяющих Евросоюзу поручать ЗЕС выполнение задач в области безопасности и обороны8.

Однако при практической реализации этого проекта могли возникнуть трудности, так как, в соответствии с положениями Маастрихтского договора, Европейский союз может только направлять в адрес ЗЕС предложения, но не имеет права ставить перед ним задачи по их реализации. Поэтому парламентская ассамблея ЗЕС отметила стремление сохранить у институтов исполнительной власти Союза полномочия по принятию решений в области совместной обороны, так как ЗЕС лучше, чем Евросоюз, приспособлен для координации действий своих членов.

В январе 1997 г. в Брюсселе прошла конференция по вопросам будущего европейской безопасности в свете процессов расширения НАТО и ЕС. Выступая на ней, посол США в НАТО Роберт Хантер заявил, что "если эти процессы взаимно не будут усиливать друг друга, то мы не добьемся успеха". Он подчеркнул, что США рассматривают себя в качестве "европейской державы" и "если мы даем согласие на проведение какой-то операции ЗЕС, это означает согласие НАТО". В то же время он отметил, что если ЕС будет давать инструкции ЗЕС проводить операции с участием стран-не членов НАТО, то это представит "серьезную проблему для США"9.

Нет сомнения в том, что США относятся с определенной долей настороженности к попыткам европейских стран укрепить свою ОПБО через активизацию деятельности ЗЕС. Однако тот факт, что на Совете НАТО в Берлине в июне 1996 г. они вынуждены были дать согласие на использование вооруженных сил и инфраструктуры альянса для проведения операций под эгидой ЗЕС, свидетельствует о том, что Вашингтону приходится считаться с реалиями укрепляющейся интегрирующейся Европы.

Сами государства ЕС так и не смогли достичь консенсуса относительно институционного облика общей политики в области безопасности и обороны (ОПБО), о которой говорилось в Маастрихтском договоре.

Естественно, время, на которое выпало начало осуществления ОПБО, носило непростой характер, что явилось важной причиной затруднения в ее реализации. Эти годы были наполнены политическими событиями, значение которых трудно переоценить. Крушение социалистической системы, ликвидация Варшавского договора и связанные с этим концептуальные и структурные изменения в НАТО, возвестившие эру военно-политического партнерства вместо прежней политики идеологической конфронтации, создание Совета североатлантического сотрудничества (ССАС) и программы "Партнерство ради мира" (ПРМ) привели к резкому усилению "атлантического" подхода в европейских делах и возвышению НАТО. Из чисто военного блока он трансформировался до уровня военно-политической организации, претендующей на главенствующее положение в общеевропейской системе безопасности.

Неудачи европейцев, пытавшихся посредством ЕС решить проблему мирного урегулирования в бывшей Югославии, резко контрастировали с полным успехом США и НАТО в этой области, добившихся от противоборствующих сторон обязательств прекратить военные действия и согласиться с планами послевоенного урегулирования в Боснии (Дейтонские соглашения). Этот фактор, а также настоятельные просьбы о приеме в НАТО бывших стран — членов Варшавского договора, стремящихся избавиться от синдрома боязни России, окончательно убедили европейцев в необходимости сохранения этой организации, а вместе с ней и американского присутствия на континенте. Все понимали, что слишком рьяное отстаивание европейских интересов может привести к расколу НАТО. Было также ясно, что положения Маастрихтского договора о формировании ОВПБ и ОПБО были слишком оптимистичными и переоценивали собственные возможности Европы в условиях стремительно меняющейся военно-политической ситуации.

Возникали расхождения между участниками и по вопросу об общности взглядов на ответственность Европейского союза. Англия и Франция по-прежнему сохраняют чувство определенной тоски по былому могуществу. Великобритания пытается восполнить это чувство своими "особыми отношениями с США". Франция же стремится превзойти США, превратив Европейский союз в великую державу. Остальные страны относятся к подобным играм с определенной долей безразличия.

Не выработана и общая позиция по вариантам становления единой системы европейской безопасности. Первый вариант, который предложили Финляндия и Швеция, предусматривает, что ЕС ясно определяет оборонные цели, вместе с тем ограничивая их гуманитарными операциями (эвакуация населения, миротворческие операции и управление кризисами в соответствии с международным мандатом). Все члены ЕС, включая нейтральные государства, могут иметь равные права на принятие решений и участие в этих операциях. НАТО же останется гарантом для стран на случай реальной угрозы их безопасности. Главное назначение в таком случае ЗЕС — выполнение решений ЕС.

Франко-германская позиция носит компромиссный характер, соединяя в себе финско-шведские подходы. Она предполагает, что блок НАТО также может и должен быть использован для выполнения задач гуманитарного плана (как, например, Силы по выполнению соглашения, действующие в Боснии). Этот вариант предполагает растворение в конечном итоге ЗЕС в ЕС с тем, чтобы Европейский союз мог полностью выполнять и оборонные функции в Европе. Это позволило бы Совету Европы издавать директивы о европейских военных операциях. Предполагается укрепление европейской военной промышленности, ядром которой могло стать франко-германское агентство вооружений.

Великобритания разработала третий сценарий для европейской обороны. Британский план предусматривает сохранение существующих институтов. Это означает, что Европейский союз может лишь просить ЗЕС действовать в поддержку политических решений ЕС. Окончательные решения о реализации этих просьб могут принимать только члены ЗЕС. Европейские члены НАТО, не являющиеся членами ЕС, могли принимать такое же участие в принятии решений. ЗЕС мог бы использовать многонациональные тактические силы НАТО, в силу чего отпадет необходимость в создании собственных вооруженных сил. Великобритания и поддерживающие ее Нидерланды и Португалия, таким образом, опасаются, что слишком быстрое усиление ЗЕС с автономным статусом или в качестве "оборонной составляющей ЕС" может обернуться подрывом "атлантической солидарности" и ослаблением роли НАТО.

Существует предложение и о полной передаче вопросов военной обороны структурам НАТО. Оно предусматривает принятие решений и руководство независимыми миссиями ЕС в рамках структуры Североатлантического альянса. Некоторые аналитики считают этот вариант достаточно реальным, особенно в связи с возвращением Франции в лоно НАТО. Правда, официально ни один член Союза, включая США, не поддержал это решение.

Таким образом, предусмотренное Маастрихтским договором проведение в 1996 г. Межправительственной конференции по пересмотру его положений оказалось как никогда кстати. Предстояло не только провести ревизию ОВПБ, но и решить вопрос о будущей роли ЗЕС как оборонном компоненте ЕС. Сам Маастрихтский договор в статье J.4.6. прямо предусматривает необходимость рассмотрения вопроса о месте ЗЕС в ЕС со ссылкой на статью XII измененного Брюссельского договора10. В соответствии с ней в 1998 г. государства — члены ЗЕС получали право денонсировать этот договор и выйти из состава ЗЕС. Эта дата не являлась датой истечения срока действия Договора, а лишь определяла момент, с которого каждый член ЗЕС может выйти из Договора в индивидуальном порядке.

Межправительственная конференция ЕС в 1996–1997 гг. должна была либо предусмотреть разработку дополнительного Протокола по вопросам обороны к Договору о ЕС для его подписания заинтересованными государствами, либо включить положения об общей обороне в пересмотренный текст Договора о ЕС с возможностью оговорок для незаинтересованных стран. Так или иначе, это вряд ли могло способствовать формированию общей оборонной политики и тем более возможному преобразованию ее в общую оборону. По мнению экспертов, в силу этих соображений Межправительственная конференция вряд ли могла на том этапе принять решение об интеграции или постепенном слиянии ЗЕС и ЕС. По мнению бывшего Генерального секретаря Западноевропейского союза Жозе Кутилейру (Португалия), вопрос о взаимоотношении ЕС и ЗЕС является чрезвычайно важным для строительства объединенной Европы и поэтому должен решаться как можно более оперативно. Процесс интеграции, считают западноевропейские стратеги, будет оставаться незавершенным до тех пор, пока не будет включать безопасность и оборону.

Используя свое положение председателя в ЗЕС в 1996 г., Великобритания активно стремилась убедить европейских партнеров, и прежде всего Францию, в необходимости закрепления за Западноевропейским союзом статуса автономной структуры в рамках западноевропейской системы безопасности, а не в рамках ЕС. Эти усилия нельзя расценивать как утопические, учитывая принятое в середине января 1996 г. Францией решение о возвращении после 30-летнего перерыва во многие комитеты военной структуры НАТО и ее предложение своим союзникам по НАТО начать политический диалог о роли ядерного оружия в обеспечении европейской безопасности. С тех пор, как генерал Шарль де Голль отдал в 1966 г. распоряжение о выходе Франции из военной организации НАТО, ни одно французское правительство не обсуждало в Брюсселе проблемы ядерных сил.

Разумеется, Париж не намерен отказываться от своей ведущей роли в ЗЕС. Однако он, видимо, понял, что атлантическая и европейская оборона должны идти рука об руку и резкий перекос в европейскую сторону может привести к разрыву с США и Канадой, вызвав, таким образом, ослабление НАТО и западноевропейской системы безопасности в целом. Основной тезис французов теперь таков: становление самостоятельной европейской оборонной политики должно вестись параллельно процессу самообновления НАТО.

На Межправительственной конференции ЕС (1996–1997) Франция, Германия, Италия, Бельгия и Люксембург представили проект "О постепенной интеграции ЗЕС в ЕС". Он предполагал поэтапное, в течение 10 лет, полномасштабное слияние этих организаций. Проект был отклонен прежде всего из-за противодействия со стороны Великобритании, которая считала, что подобная идея ослабит европейскую безопасность, подорвав оборонный союз Европы и США в рамках НАТО. На саммите в Амстердаме было принято решение о сохранении автономии ЗЕС, но при сохранении перспективы интеграции Западноевропейского союза в Европейский Союз. При этом в специальном протоколе оговаривалось, что в течение года после вступления его в силу (со 2 октября 1997 г.) ЕС и ЗЕС предпримут меры по укреплению взаимного сотрудничества.

Подобное решение к тому времени уже принял и сам Западноевропейский союз. В Брюссельской декларации ЗЕС, принятой на чрезвычайном заседании Совета министров этой организации в июле 1997 г., было зафиксировано право ЕС поручать ЗЕС вырабатывать и претворять в жизнь решения, "имеющие оборонные аспекты"11. По настоянию немецкой и французской сторон в Амстердамский договор было включено положение о том, что Европейский совет может без созыва новой правительственной конференции вырабатывать совместную политику в области обороны. В случае единогласного принятия решения оно передается в национальные парламенты для ратификации.

Великобритания помешала сформулировать в договоре указание на автоматическую интеграцию в ЕС единственной чисто европейской военной организации — Западноевропейского союза. На слиянии с ЕС его вооруженной руки активно настаивали Франция, Германия и ряд других стран, которые предлагали зафиксировать конкурентные сроки. Но британский премьер Тони Блэр подверг критике всю идею в целом, сравнив ее с ошибкой в выборе органа для трансплантации. Принятый текст предусматривает "возможную интеграцию ЗЕС в ЕС, если такое решение будет принято в рамках Европейского совета". Таким образом, Европейский совет утверждается как основной институт, от которого зависит решение о включении ЗЕС в Европейский союз. Одновременно подчеркивалось, что Западноевропейский союз должен стать опорой ЕС внутри Атлантического пакта.

В этой связи выделяют ближайшую, среднесрочную и долгосрочную перспективы эволюции ЗЕС.

В ближайшем будущем основной задачей, стоящей перед ЗЕС, будет развитие оперативных возможностей, таких как разработка и осуществление политики боевой подготовки, развитие европейского сотрудничества в области повышения стратегической мобильности вооруженных сил союза.

В среднесрочной перспективе эволюция Западноевропейского союза, по мнению экспертов Ассамблеи ЗЕС, будет тесно связана с развитием отношений между Францией и Североатлантическим блоком. Речь идет о принятии концепции общевойсковых объединенных оперативных соединений и развития отношений по оси НАТО — страны Центральной и Восточной Европы. В последнее время Франция была вынуждена присоединиться к позиции других европейских стран, которые подтверждают ключевую роль альянса при обеспечении безопасности в Европе. Таким образом, нашла подтверждение точка зрения, в соответствии с которой ЗЕС должен развиваться как европейская опора НАТО, прежде чем стать оборонительной составляющей Европейского союза.

В долгосрочной перспективе основным направлением эволюции ЗЕС, по всей видимости, будет определение роли и места организации в Европейском союзе.

Итогом правительственной конференции в Амстердаме стало значительное расширение руководящих полномочий Европейского совета. Так называемые Петерсбергские задачи Западноевропейского союза (гуманитарные и спасательные акции, задачи по сохранению мира и военные операции в очагах кризисов, включая миротворческие мероприятия) были включены в Договор о Европейском союзе. В соответствии с решениями Амстердамского саммита обе организации приступили к созданию Группы политического планирования и раннего уведомления, в задачу которой входит отслеживание ситуаций, имеющих отношение к совместной внешней политике и политике в области безопасности ЕС, анализ национальных интересов государств — членов ЕС и ЗЕС и их влияния на формирование ОВПБ и ОПБО.

В части общей политики и политики безопасности продвижение по сравнению с Маастрихтом невелико. "Общая стратегия" будет приниматься лишь по ряду ключевых направлений, например по отношениям с Россией, в случаях конфликтов типа боснийского. При этом любая страна может не участвовать в принятии и выполнении таких решений, прибегая к "конструктивному воздержанию". "Общая стратегия" принимается консенсусом на высшем уровне, а выполняется на уровне министров иностранных дел. Выразителем общей внешней политики и политики безопасности будет "Высокий представитель", Генеральный секретарь Совета ЕС. На введении такой должности настаивал Париж. Но вопреки французской идее "мистер ЕС" будет не политической фигурой, а всего лишь чиновником высокого ранга. Высокий представитель, как и председатели, представляет Союз, излагает его позицию в международных организациях и несет ответственность за претворение в жизнь совместных действий12.

Расположенный в Париже Институт стратегических исследований, основанный в 1990 г., опубликовал в начале 1997 г. доклад "Регион европейской безопасности". В нем утверждается, что положение о совместной обороне должно быть в перспективе включено в пересмотренный Договор о Евросоюзе. По мнению авторов доклада, "сцена европейской безопасности приобретает форму концентрических кругов, где ЕС и ЗЕС находятся в центре, предпринимая попытки самоопределиться как самостоятельные игроки в области безопасности", окруженные несколькими странами, стремящимися стать их членами. В следующем круге находятся страны, расположенные дальше на Восток13. Подобные исследования используются в качестве исходных материалов на консультациях по определению будущего места и роли ЗЕС и ЕС в архитектуре европейской безопасности в целом.

Что касается Европейского союза, то революционный шаг, связанный с введением евро, неизбежно повлечет за собой ускорение продвижения ЕС к совместной внешней политике и политике в области безопасности. А это в свою очередь усилит потребность в военно-политическом инструменте, каковым стремится стать ЗЕС.

Тенденция к формированию твердого ядра стран, которые, как и в ЕС. стали первыми членами единого валютного союза, начинает пробивать себе дорогу и в ЗЕС. Идет процесс усиления двустороннего сотрудничества в военной сфере между ФРГ и Францией. Более того, стало известно, что Франция впервые заговорила о возможности рассматривать национальную ядерную мощь в качестве ядерного компонента ЗЕС.

Вместе с тем концепция общей европейской обороны в том виде, в каком она предусмотрена в Маастрихтском договоре, неизбежно ведет к опосредствованному, через ЗЕС, сближению Европейского союза с НАТО.

Проблемы, с которыми сталкивается Европа и весь мир в конце XX в., носят глобальный характер. Их разрешение возможно при условии выработки общей стратегии, ни одна из сторон не способна защищать свои национальные интересы без взаимодействия с другими странами. Объединенная Западная Европа представляет собой достаточно влиятельного участника международных отношений. Она ставит перед собой задачи создания европейской системы обороны в соответствии с договором о Европейском союзе, укрепления трансатлантических связей, стремится избежать возрождения антагонистических военных блоков, в том числе и путем увеличения участников Европейского союза. В целом это означает создание новой системы безопасности, призванной заменить противостояние времен "холодной войны".

Военные факторы безопасности, по-прежнему играя немаловажную роль, уже не доминируют в той степени, как это было еще в начале 80-х гг. Сегодня здание европейской безопасности строится на широком фундаменте, который включает более масштабный и сложный комплекс вопросов, чем десять лет назад, в том числе ядерную энергетическую безопасность, защиту окружающей среды, превентивное урегулирование кризисов, борьбу с международным терроризмом и преступностью и др. Это требует соответствующего расширения спектра подходов, инструментов и участников как в национальном, так и в международном плане. Поэтому европейский континент занят поисками более широкой и более надежной организации для гарантии своей безопасности.

1 Acte unique europeen // Bulletin des Communautes europeens, supplement 2/86, art. 30/ 6.
2 WEU at fifty. Paris, 1998. P. 53.
3 НАТО: Справочник. Брюссель, 1995. С.354—355.
4 Чернега В. Западноевропейский союз в тени НАТО // Международная жизнь. 1998. № 10. С.56; Les casque bleus francais // Label France. 1995. N 20. P. 23.
5 Минев А. ЗЕС: пустая скорлупа или будущий оборонный кулак Европы? // Компас. 1998. № 12. С. 37.
6 European Security: a common concept of the 27 WEU Countries. WEU Council of Ministers Madrid, 14 November 1995. P. 17, 29, 30.
7 Белая книга по вопросам обороны. Министерство иностранных дел Франции. 1994. С. 33; Бейлс А. НАТО и европейские дебаты по проблемам обороны // Компас. 1997. № 7. С. 6.
8 Адарчев О. Перспективы развития Западноевропейского союза // Компас. 1997. № 52. С. 13.
9 Atlantic News. N 2887. 1997, 24 January. P. 3.
10 Western European Union. Brussels Treaty. Texts of the Treaty and Protocols. WEU, Brussels, March 1995. P. 6.
11 International Politik. 1997. N 11. P. 24.
12 Сиджански Д. Федералистское будущее Европы. М., 1998. С. 381.
13 The European Security Area. Ed. By Guido Lenzi and Sir Laurence Martin. Paris, 1997
.

© Белорусский государственный университет
Адрес: пр. Независимости, 4, 220030, г. Минск, Республика Беларусь.
Тел. + 375 17 209 50 44. Факс. + 375 17 226 59 40. Url: .
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна. Все права защищены.